Москву сносят

Собянин

Москву сносят

В отличном советском фильме “Осенний марафон” есть дивная фраза: “Ты как тот хозяин, который собаку свою жалел и по частям ей хвост отрезал”. Смысл, как вы понимаете, в том, что нерешительность приводит к результату, обратному желаемому, к большим страданиям.

В эти дни мне хочется сказать московским властям и лично Сергею Семёновичу Собянину: “Не руби ты хвост собаке по частям! Решил что-то сделать – так сделай!” Потому что смотреть на то, как расползается по Москве недокарантин под заклинания “ничего подобного весенним ограничениям вводиться не будет”, уже невозможно. Всякий день приносит неприятные и труднообъяснимые новости. Всякий день ждём новых ограничений. То опять штрафуют в метро за отсутствие масок (шутка из социальной сети: “Адвокат сошёл с ума, пытаясь понять, что означают слова “штраф за нарушения рекомендации”). То московским детям продляют каникулы до 18 октября.

Почему власти так себя ведут? Очевидно, они пытаются решить одновременно две задачи: сохранить нормальный образ жизни огромного города, но в то же время уменьшить опасность заражения хотя бы для отдельных категорий граждан.

Властям кажется, что принимаемые ими сегодня меры более или менее безболезненны для людей. Особенно если оформлять их не как приказы и запреты, а как рекомендации. Рекомендовать пенсионерам посидеть дома.

Рекомендовать работодателям отправить хотя бы часть рабочих на удалёнку. Рекомендовать школьникам…

Стоп, вот тут шутки в сторону. Решение московского мэра отправить детей по домам, закрыв при этом для них большую часть возможностей проводить досуг – ни кружки, ни спортивные секции работать не будут – это уже не из разряда рекомендаций. Это директива, которая будет иметь серьёзные негативные социальные последствия.

Зачем человеку каникулы, задумывался кто-нибудь?

А человеку каникулы затем, чтобы отдохнуть, учило нас советское кино. Но это с детской точки зрения. С точки зрения родителей и учителей, каникулы проходят нормально, если активность детей введена в определённые полезные рамки. Ну там, детские оздоровительные лагеря, познавательные экскурсии, спортивные соревнования.

Если ничего этого нет, то каникулы – это просто ничегонеделанье. Ребёнок сидит дома или слоняется по улице, ему нечем себя занять. В данном случае каникулы обусловлены карантином. Ни лагерей, ни экскурсий, ни секций. Родители работают, дети предоставлены сами себе.

Их даже к бабушкам и дедушкам не отправишь – старики же должны по возможности беречься от заразы.

Внеплановая лишняя неделя “отдыха” оборачивается для московских родителей кошмаром. Проводить с детьми больше времени необходимо – но этого времени нет, потому что надо работать. Хуже того, работать надо больше и тяжелее, чем обычно. Кризис не тётка, повсюду сокращения, “оптимизация”, никому не нужен работник, который отвлекается на своё неприкаянное дитя.

И что с дитём делать? Я как-то стал обращать внимание в торговых центрах на стайки тинейджеров. Они там не то что толпами ходят, но какое-то их количество есть в любое время. Ты приходишь туда что-то купить или в кино.

Они ничего не покупают. Ну, может быть, какую-то мелочь на фудкорте. Они убивают время. Слоняются между торговыми точками. Сидят, нахохлившись, на лавочках-диванчиках. Со смартфонами, конечно.

Подростки от самого раннего до самого взрослого возраста.

Вот что такое будут эти “каникулы” по-собянински, нужные вроде бы для того, чтобы уменьшить опасность заражения школьников, учителей и родителей. Это просто толпы этих самых школьников в закрытых помещениях, везде, куда их будут пускать (а торговые центры пока не закрывают).

О том, что есть на свете ещё такой страшный зверь, как социальная защита, и каждого родителя, у которого дети гуляют без присмотра, могут попросить этих детей отдать социальным службам, мы умолчим – это просто кошмар и страшный сон.

Хотя почему ему в такой ситуации не сбыться, этому сну, непонятно. Но и без того – каникулы не решат той задачи, которую должны. Хуже того, по результатам введения карантинных каникул власти Москвы неизбежно окажутся перед необходимостью введения дополнительных и более жёстких ограничений.

Потому что количество заражённых день ото дня будет расти.

Нас снова закроют?!

Руководитель Роспотребнадзора Анна Попова в своём последнем публичном выступлении сказала, что не видит необходимости в возвращении действовавших весной ограничений, если рекомендации её ведомства будут соблюдаться.

Однако в реальной жизни наблюдается другая логика: ползучий карантин. Нет никого среди руководителей и сотрудников бизнеса и предприятий любой отрасли, кто бы чувствовал себя в безопасности.

Если сегодня в кино можно сидеть только на расстоянии двух кресел друг от друга, почему завтра не закрыть кинотеатры? Если сегодня рекомендовано отправлять сотрудников на удалёнку, почему не сделать это обязательным требованием? Почему не вернуть пропускной режим на въезде в столицу? В конце концов, статистически сегодня заболевает столько людей, сколько было, когда все эти ограничения действовали!

О том, что есть на свете ещё такой страшный зверь, как социальная защита, и каждого родителя, у которого дети гуляют без присмотра, могут попросить этих детей отдать социальным службам, мы умолчим.  Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

Единственный значимый аргумент против введения настоящих жёстких ограничений – этого не выдержит экономика ни Москвы, ни всей страны. Весенне-летний карантин уже обошёлся России в 1 миллион потерянных предприятий малого бизнеса и в рост официальной безработицы до 6,5%.

Москва полна объявлений на окнах “Помещение сдаётся” и закрытых дверей там, где полгода назад были мастерские, рестораны, фитнес-центры и маленькие гостиницы. Новый виток коронавирусного безумия добьёт оставшиеся предприятия сервиса, да и не только их.

Сколько будет безработных к концу года? Если двадцать миллионов (при общем количестве рабочих мест в стране до текущего кризиса 78 миллионов) то это –  гарантированный социальный взрыв.

Причём такого масштаба, что нынешние волнения в Белоруссии покажутся лёгким летним ветерком в сравнении со штормом.

Если раздражение москвичей выплеснется в сколько-нибудь серьёзные акции протеста, Собянин уже не сможет быть примером для остальных губернаторов.  Photoshop/Shutterstock

Но, рассуждая логически, почему же не взять пример с той же Белоруссии – только не в плане бунтов, а в плане нулевой реакции на ковидную опасность? Ведь по количеству заражённых, тяжело больных и умерших Белоруссия отнюдь на не первом месте в мире? В чём опасность того, чтобы последовать хорошему примеру?

Чего боится Собянин?

Один из экспертов, наблюдающих в последнее время за публичными выступлениями московского мэра, намедни сказал автору этих строк: такое впечатление, что слушаю человека, который всё время чего-то боится. Конечно, субъективное впечатление – вещь спорная. Но и правда, Собянин выглядит и действует как-то неуверенно.

Но чего может бояться всесильный генерал-губернатор Москвы? В сложившейся ситуации его отставка не кажется реальной: на переправе коней не меняют, огромному городскому хозяйству Москвы в условиях кризиса, вызванного самой странной пандемией в истории, только смены руководителя и не хватало.

Нет, отправлять Сергея Семёновича в отставку до истечения официального срока полномочий никто не собирается. Но вот его реальное влияние в системе государственной власти вполне может уменьшаться.

Точнее, уровень этого влияния может колебаться – от положения одного из наиболее значимых руководителей исполнительной власти в стране до ничтожно малых величин.

Формально сегодня влияние Собянина на российскую политику определяется его положением руководителя рабочей группы Государственного совета по противодействию коронавирусной инфекции.

Если объяснить его роль предельно просто, получится примерно так: мэр Москвы советует всем остальным губернаторам, что и как делать в условиях эпидемии и помогает собственным примером. Потерять это положение означает потерять практически всё.

А потерять его можно при одном из двух условий: если карантинные меры вызовут мощный протест, который выплеснется на улицы, или если вводимые мэрией меры не дадут нужных результатов, больницы переполнятся и это вызовет резко негативную реакцию жителей столицы и тот же уличный протест.

Возможна ли такая ситуация в реальности? Опыт Запада, на который, за неимением лучшего, опирается сейчас Собянин, свидетельствует, что да.

Берлин уже видел миллионные толпы протестующих против коронавирусных ограничений и попытку штурма рейхстага сорокатысячной толпой, причём ещё и под лозунгом “Владимир и Дональд, помогите!” Конечно, Москва не Берлин, но массовые протесты в России сейчас вполне возможны.

Более того, этим летом в России накоплен опыт стихийных массовых протестов, продолжающихся длительное время, – я говорю об эпопее протестов в Хабаровске в связи с арестом тамошнего губернатора Сергея Фургала.

Массовый протест такая штука, что повод для него не так уж важен. Если люди всерьёз раздражены – повод для выхода на демонстрации найдётся.

Если он найдётся, Собянину как политическому деятелю конец. Если раздражение москвичей выплеснется в сколько-нибудь серьёзные акции протеста, он уже не сможет быть примером для остальных губернаторов. Более того, получится, что президент ошибся, делегировав ему ответственность за рабочую группу Госсовета.

Будь я советником мэра, я сказал бы ему, что в такой ситуации лучше не вводить новых ограничений и положиться на то, что люди будут благодарны за сохранение привычного образа жизни, а рост числа заражённых (из которых 80%, как известно, переносят ковид бессимптомно) московская система здравоохранения выдержит. Однако недеяние для Собянина, видимо, невозможно. Администратор не может ничего не делать, он должен действовать. А любые его действия сейчас ухудшают социально-политическую ситуацию в столице. С чем пока и приходится себя поздравить.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/sobjanin-rezhet-hvost-po-chastjam-nedokarantin-moskovskih-vlastej-opasnee-izoljacii_284671

Режим реновации: какие исторические здания сносят в Москве

Москву сносят

8 июня, в день объявления о конце самоизоляции в Москве, начали сносить один из первых конструктивистских кварталов Москвы — рабочий поселок на Русаковской улице.

Русаковка была одним из первых массовых конструктивистских проектов советского времени: ансамбль был возведен в 1925 году по проекту Бориса Улинича, а свой окончательный вид приобрел благодаря построенным архитектором Михаилом Мотылевым корпусам.

Рабочий квартал Русаковки стал далеко не единственным историческим зданием, решение о сносе которого было принято во время карантина.

Формальной причиной для сноса многих зданий служит отсутствие у них статуса объекта культурного наследия — что, однако, не умаляет исторической ценности этих домов.

И если на спасение некоторых исторических зданий еще можно надеяться, то другие утрачены безвозвратно.

Доходный дом Варенцова

Ст.Басманная, 8

В мае 2020 года был окончательно снесен доходный дом Варенцова: здание разрушили из‑за строительства дополнительных путей Московских центральных диаметров.

Дом стал первой снесенной постройкой на Старой Басманной улице за 25 лет: формальной причиной сноса послужило то, что постройка сильнее других выступала за линию отвода земли для строительства.

Представители Архнадзора в письме генеральному директору РЖД указывали на то, что полного сноса дома можно избежать, однако это не исправило ситуацию.

Здание на Старой Басманной было построено в 1880 году крупным предпринимателем и писателем-мемуаристом рубежа XIX–XX веков Николаем Варенцовым. Тридцать лет спустя дом был перестроен по проекту известного архитектора Николая Жерихова. Статус объекта культурного наследия зданию так и не присвоили.

Флигель усадьбы Куракиных

Н.Басманная, 8

Снесенный флигель в правой части кадра

© moskva.pictures

Строительство МЦД стало причиной сноса еще одной исторически значимой постройки — на соседней, Новой Басманной, улице. На территории дома № 8 там находилось двухэтажное здание, которое входило в состав усадьбы и богадельни князей Куракиных (Н.Басманная, 4–6).

Наземная часть дома была построена между 1813 и 1817 годами. Она принадлежала территории усадьбы Матрены Ивановны Балк и выполняла роль флигеля.

Усадьба имеет статус культурного наследия, но флигель был перестроен в середине XX века и впоследствии признан дисгармоничным: это и позволило лишить постройку исторического значения.

Доходный дом Балдиной

Тимура Фрунзе, 10

18 мая 2020 года на портале «Активный гражданин» начались обсуждения по внесению изменений в правила землепользования и застройки владения № 10 по улице Тимура Фрунзе. Несмотря на безобидное название, проект изменений предполагает полный снос бывшего доходного дома Балдиной, построенного в 1912 году в неоклассическом стиле по проекту московского архитектора Леонида Херсонского.

При попытке ания против редевелопмента территории некоторые участники обсуждений получали отказ по неизвестной причине, а опубликованное 9 июня итоговое заключение одобряет все предложенные изменения. Таким образом, снос дома начнется уже в ближайшее время.

Бадаевский пивной завод

Кутузовский просп., 12

Попытки сохранить исторический облик помещений Бадаевского пивзавода ведутся еще с 2018 года — тогда застройщик территории представил проект редевелопмента, согласно которому часть помещений будет снесена, а на их месте появится жилой комплекс.

По сообщениям «Архнадзора», на плане 2013 года почти все территории завода обозначены как памятники архитектуры, но на плане 2018 года два корпуса — главный и солодовенный — выходят за эту границу.

30 апреля, во время самоизоляции, арендаторы были вынуждены освободить помещения, а в июне проектная документация по строительству жилкомплекса прошла государственную экспертизу — снос корпусов уже практически неизбежен.

Доходный дом Черникова

2-й Неопалимовский пер., 3

За сохранение дома Черникова в Хамовниках местные жители борются уже далеко не первый год. Пятиэтажный дом, построенный в 1914–1915 годах по проекту архитектора Валентина Дубовского, сохранил изящный декор фасадов, балконных решеток, порталов и внутренних интерьеров. Долгое время дом являлся объектом культурного наследия, но в 2017 году внезапно утратил этот статус.

Вопреки словам застройщиков о том, что проект строительства направлен исключительно на реставрацию и сохранение дома, 12 мая начали разбирать крышу здания, а неделю спустя разобрали обрешетку с большей частью стропил и чердачное перекрытие. В подобном состоянии дом неизбежно достигнет аварийного состояния, что приведет к окончательному сносу исторического здания.

Торговые ряды на Яузе

Б.Полуярославский пер., 18

В начале июня были снесены исторические корпуса с торговыми лавками на берегу Яузы: на месте зданий будет построена гостиница, проект которой был анонсирован еще в 2015 году.

Ее девятиэтажное здание как минимум спорно соотносится с природным и архитектурным ландшафтами территории.

Стоящий на берегу Яузы Спасо-Андроников монастырь окажется зрительно отрезанным от окружающего контекста, а здание гостиницы вполне может визуально «задавить» его.

Подробности по теме

Здания, которые мы потеряли. 10 утрат года по версии «Архнадзора»

Здания, которые мы потеряли. 10 утрат года по версии «Архнадзора»

Источник: https://daily.afisha.ru/cities/15909-rezhim-renovacii-kakie-istoricheskie-zdaniya-snosyat-v-moskve/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.